Си Цзиньпин после вступления в должность председателя КНР свой первый зарубежный визит совершает в Россию. Отношения двух стран вышли на устойчивое позитивное развитие. Саммит в Москве – очередной шаг на пути сближения двух держав.

 

После того, как Россия и Китай дважды наложили «вето» на подготовленную западными странами резолюцию по сирийскому вопросу в СБ ООН, он вышли на новый уровень геополитического сотрудничества. Новый  саммит мог бы закрепить новый уровень отношений, раскрыть новые перспективы для стратегического партнёрства.

Повестка дня переговоров остаётся постоянной. Вероятнее всего, будут рассмотрены следующие вопросы.

1. Экономическое сотрудничество – стимулирование взаимных экономических проектов и торговли в целом.


Нефтепровод, соединяющий Россию и Китай.

2. Энергетические проекты – нефть. Переговоры о нефтепроводе в Китай из Восточной Сибири можно считать, наконец, успешными.  Но остаётся много аспектов, которые постоянно  нуждаются в уточнении. Они вызывают споры, и это объяснимо, так как речь идёт о больших деньгах и о договорённостях, которые будут работать годы и даже десятилетия. Важнейшая проблема: Россия готова пустить трубу в Китай, но опасается наличия «одного покупателя», что даст возможность Китаю занижать цену. Россия хотела бы, чтобы у Китая не было возможности использовать ситуацию «один покупатель». Надо увязать цену в контрактах с мировыми ценами, чтобы Россия не понесла потерь при реализации этого проекта.

3. Энергетическое сотрудничество – атом. Россия имеет очень развитое машиностроение и хотела бы получать заказы на строительство атомных станций в Китае. Отчасти так и происходит. Но Китай активно играет на конкуренции российских, американских, французских и японских строителей атомных станций. С российской точки зрения, это, конечно, суверенное право Китая, но такая практика несколько противоречит идее стратегического сотрудничества между Россией и Китаем. Если Россия имеет для Китая в геостратегическом плане более позитивное значение, чем США, Япония и Франция, то при прочих равных условиях логично выбрать именно нашу страну в качестве стратегического партнёра. Пока жёсткие переговоры имеют только экономическую логику, а политической – нет. В то же время именно такие сверхкрупные проекты, как атомные, по сути, являются не только экономическими, но и политическими.


Строительство Тяньваньской АЭС в китайском городе Ляньюнган ведёт российская компания «Атомстройэкспорт». Фото © РИА «Новости».

4. Экономика – Дальний Восток. Развитие ситуации на российском Дальнем Востоке вызывает серьёзную озабоченность в нашей стране. Как последствия социально-экономического кризиса 1990-х годов в этом регионе продолжается депопуляция,  экономический рост же незначителен. Многие считают, что рост депопуляции и отставание в социально-экономическом развитии потенциально в будущем могут привести к потере контроля России над огромными и перспективными территориями. Особенно эти проблемы заметны на фоне быстрого роста соседних азиатских стран и регионов. Поэтому после того, как Россия более-менее вышла из кризиса, её руководство поставило задачу – обеспечить позитивный перелом ситуации на Дальнем Востоке. Выход видится в том, чтобы привлечь инвестиции в экономические проекты на российском Дальнем Востоке из разных стран региона. Желательно создать ситуацию, когда капиталы из этих стран будут опережать друг друга в «разгоне инвестиций»  для вложений в дальневосточные проекты. Сейчас, когда таких инвестиций мало, особенно нужен стратегический партнёр, который мог бы «разогнать» ситуацию, придать ей импульс. Естественно, Россия не хотела бы, чтобы было явное доминирование одной страны, так как в перспективе это может обернуться потерей политического контроля над регионом со стороны РФ. Наиболее очевидные претенденты на роль ускорителя: Китай и Япония. Китай медлит. Япония имеет территориальные претензии к России – части южных Курил. Если бы Россия и Япония достигли компромисса в переговорном процессе по островам, то Япония, видимо, смогла бы стать лидером по вложениям инвестиций в регион. Переговоры об инвестициях в  экономику российского Дальнего Востока, вероятно, станут важной частью саммита России и Китая.

5. Экономика –  мировой кризис. Возможная вторая волна экономического кризиса может сильно ударить и по России, и по Китаю. Большая «двадцатка» пока не смогла найти решение проблемы. Поэтому Китай и Россия могут, видимо, в рамках БРИКС выступить с важными идеями по этому поводу. Как стратегические партнёры, они должны занимать близкую позицию относительно тех предложений, которые выдвигают в «двадцатке» США и ЕС. Кроме того, даже сам обмен мнениями по очень сложной проблеме глобального экономического кризиса полезен для лидеров.

6. Экономика – совместные проекты – природные ресурсы. Россия обладает огромными природными ресурсами в Сибири и на Дальнем Востоке, Китай испытывает недостаток в ряде ресурсов. Поэтому есть много возможностей для совместной разработки ресурсов, и, может быть, десятки крупных компаний формируют свой пакет для саммита.

7. Экономика – сотрудничество – высокие технологии. Россия рассчитывает на совместные проекты с Китаем в ряде областей высоких технологий. Многие суперсовременные проекты уже очень трудно проводить определённым странам в одиночку. В частности, разработки военных самолётов пятого поколения будут проводиться совместно Россией и Индией. Пакет документов от корпораций, естественно, готовится. Одна из очевидных тем здесь – подключение Китая в какой-то форме к системе ГЛОНАСС, что уже сделали многие страны. Последние не хотели бы в такой чувствительной сфере, как система спутниковой навигации, слишком зависеть от GPS (которая в критический момент может как-то использоваться США), контролирующими её в своих целях.

8. Экономика – взаимные расчёты в рублях и юанях. Такие расчёты являются естественной реакцией наших стран на кризис валютной системы доллара и евро. Расчёты идут, но нуждаются в совершенствовании. Для этого нужно подталкивать их и создавать условия.

9. Экономика –  экология. Российский Дальний Восток испытывает возрастающую экологическую нагрузку из-за бурного развития китайской экономики. При этом в России новый средний класс уделяет всё больше внимания постматериальным ценностям, что перемещает вопросы экологии в сферу общественного и политического внимания. Совместного решения китайских и российских властей требуют два типа проблем. Во-первых, это ущерб для экологического состояния российской территории в случае крупных аварий на опасных производствах в Китае. Подобное уже случалось несколько раз и может повториться. Во-вторых, в ряде регионов китайские фирмы, часто в сотрудничестве с российскими фирмами или коррумпированными чиновниками, хищническими способами ведут добычу ресурсов. Это относится к вырубке леса, рыбной ловле и ряду других направлений хозяйственной деятельности. Здесь требуется тесное сотрудничество властей двух стран. С российской точки зрения, Китай должен больше сотрудничать с властями РФ в этих вопросах, а не просто ограничиваться замечаниями о необходимости строгого выполнения законов.


Во время совместных российско-китайских антитеррористических учений на полигоне Таонань. Фото ИТАР-ТАСС.

10. Политика – Сирия. Россия и Китай занимают очень близкую позицию по сирийскому вопросу, и эта позиция скреплена совместными  «вето» в СБ ООН. Сейчас ситуация там развивается очень быстро, нельзя исключить и такой вариант, как поражение Башара Асада. Было бы логично, чтобы предстоящие события Россия и Китай встретили согласованной позицией. Позиция, поведение России заключается не в том, чтобы помочь Асаду, а в том, чтобы не дать  США и Западу в целом легко в любой момент заняться сменой политического режима там, где они этого хотят. Россия в сирийском вопросе, прежде всего, придерживается принципов: обеспечение суверенитета, международного права, желательность мирных путей, необходимость учитывать  при выработке компромисса позиции всех сторон, стремление не открывать дорогу к власти радикальным силам.

11. Политика – Иран. По Ирану позиции Китая и России также представляются близкими. Цели России: а) чтобы Иран не имел ядерного оружия, так как это может привести к реакции «домино» в регионе: другие страны тоже захотят иметь ядерное оружие; б) нельзя допускать насильственной смены режима в Иране из-за границы;  в) нельзя запугивать Иран, так как это может привести только к усилению его желания защитить себя с помощью ядерного оружия. Если Башар Асад потерпит поражение,  то весьма вероятно, что западная коалиция попытается начать какую-то войну с Ираном или спровоцирует войну в Иране.

12. Политика – Ближний Восток. В этом регионе происходят огромные и очень быстрые перемены. Россия и Китай имеют очень схожие подходы в отношении Сирии и Ирана. Естественным развитием выглядит сближение позиций по Ближнему Востоку вообще. Здесь некоторые страны – Катар и Саудовская Аравия – при поддержке США ведут себя очень агрессивно. Позиция России: надо перестать «ворошить» этот регион, поскольку последствия могут быть непредсказуемыми.

13. Политика – Северная Корея. Россия считает, что требуется кропотливая работа с северокорейским руководством, чтобы поощрить его постепенно отказаться от активного развития ядерных и ракетных программ. Одновременно надо работать с США, Японией и Южной Кореей, чтобы они перестали запугивать Северную Корею.

14. Политика – ШОС. Россия исходит из того, что Шанхайская организация сотрудничества играет важную стабилизирующую роль на мировой арене. Важно, что в его составе нет ни одной страны – союзника США. И не надо их туда допускать. А вот статус наблюдателя могут получить самые разные страны. ШОС очень эффективна в области безопасности, а её «смещение» в область экономики может породить экономические – торговые противоречия между членами ШОС, а это, в свою очередь, может  нарушить  сотрудничество между странами ШОС в сфере безопасности. Экономические проекты возможны в неконкурентной сфере: например, в транзитно-энергетических проектах, в которых заинтересованы и Россия, и Китай как лидеры ШОС. Также Шанхайской организации сотрудничества нужно серьёзно подумать о том, какая политика возможна по отношению к ситуации в Афганистане, где всё может быстро измениться из-за возможного не вполне ответственного поведения США в процессе ухода оттуда. Также важный интерес ШОС:  не позволить США слишком закрепиться в  военно-политическом плане в Средней Азии, где Соединённые Штаты,  и это очевидно, часто противостоят России и Китаю. Кроме того, на России и Китае лежит особая ответственность как на лидерах ШОС за максимально взаимное уважение интересов стран-участников организации и развитие собственного лидерского потенциала.


Стадион «Птичье гнездо» в Пекине. Фото ИТАР-ТАСС.

15. Политика – Тихий океан. Китай очень сильно погружён в проблемы этого региона, борется за лидерство там. Что касается России, то она заинтересована максимально подключиться к экономическому развитию в нём и избежать участия в политических конфликтах. При этом РФ стремится к диверсификации отношений с разными странами. Но Россия пока не имеет чёткой стратегии для этого региона, такая стратегия находится только в процессе формирования. Она обязательно будет, но пока формируется.

16. Политика – БРИКС. Саммит Россия – Китай состоится накануне саммита БРИКС. Поэтому, естественно для руководителей России и Китая обсудить повестку БРИКС, сблизить позиции.

В саммитах вообще личностный аспект имеет большое значение, но на этом он будет важнее обычного, поскольку первейшей задачей, предваряющей решение других, станет  установление личных дружеских отношений между Путиным и Си, отношений взаимного уважения, доверия, понимания. Надеемся, двух лидеров ждёт впереди продолжительная работа по укреплению связей между двумя странами. Поэтому роль личности лидеров в российско-китайских отношениях в этот период трудно переоценить.

Важная задача состоит в том, чтобы в отношениях Владимира Путина и вообще его петербургской команды к Китаю, а также в отношении председателя КНР Си Цзиньпина и премьера Ли Кэцяна к России укоренился эмоциональный, личностный подход, желание понять друг друга и культуру друг друга.