Заявления премьера о новой приватизации весьма настораживают, указывает эксперт

Таков вот парадокс современного высокого государственного мышления: отказаться от зимнего времени можно, а от повторной приватизации госактивов – никак нельзя. И, главное, никакого популизма. Ясно ведь, что граждане предпочли бы первое, но жирафу, как водится, виднее. Он и прошлые ошибки научился учитывать и исправлять. Как научился – отдельный вопрос, граждан, опять же, не касающийся.

 

 

Итак, приватизация госактивов неизбежна и будет проведена со всем размахом: продавать – так продавать. «В федеральной собственности должны оставаться только те объекты, которые необходимы для обеспечения стратегических задач государства», – заявил на прошедшем в четверг заседании правительства премьер Дмитрий Медведев. Спасибо и на этом: Генштаб в бизнес-центр превращать не будут. Правда, и другие принадлежащие до сих пор государству активы планируется передавать бизнесу вроде как не просто так, а в нагрузку с некоторыми обязательствами, среди которых – все то же банальное «сохранение профиля».

Предприниматели большого пошиба, правда, еще в те же 90-е как-то приучились обходить это требование стороной. Быть может, сегодняшний бизнесмен все же качественно отличается от вчерашнего и позавчерашнего? Хотелось бы услышать аргументы. Пока что подобных сведений не имеется. О том, что все как один воры в законе из 90-х нынче являются «серьезными предпринимателями», все мы прекрасно знаем. А вот в том, что философия предпринимательства, описанная еще в «Капитале» Маркса, с тех времен как-то облагородилась, изволим сомневаться. И завидовать светлой вере Дмитрия Анатольевича в благие помыслы будущих владельцев жирных кусков госсобственности.

Оно-то, конечно, «доверяй, но проверяй». Премьер даже изрек как можно более строгим тоном, что, дескать, за новыми владельцами пока еще государственной собственности будет самый строгий присмотр, что в самое ближайшее время правительством будет запущена некая система постприватизационного мониторинга выполнения обязательств. Вот только и приватизация 90-х годов, вообще-то, проходила не абы как: тогда правительство тоже «контролировало выполнение обязательств»...

Конечно, сейчас и инструментарий для контроля имеется посерьезнее, да и путинские порядки некоторые чуть ли не со сталинскими равняют (не хохмы ради, а на полном серьезе), но почему-то эта упрямая уверенность власти, что на этот-то раз все пройдет как по маслу, присутствует на фоне хотя бы историй со «стройки века» в Сочи. Что-то не шибко там бизнес подает власти пример эффективности, прямо скажем, не поражает воображение. К Олимпиаде 1980 года государство порезвее готовилось, и своими силами.

В беседе с обозревателем KM.RU известный политолог, президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов предостерег авторов «приватизации 2.0» от поспешных решений:

– Прежде всего нужно отметить, что приватизация – процесс, связанный с повышенными коррупционными рисками. Кроме того, приватизация вовсе не дает гарантий повышения эффективности управления собственностью. То есть в каждом конкретном случае целесообразно крайне прагматично подходить к приватизации того или иного госактива. И в этом смысле меня откровенно настораживают некоторые заявления официальных лиц, в том числе исходящие и непосредственно от главы правительства.

Почему-то приватизация воспринимается ими как некая самоценность, она планируется не только из соображений какой-то фискальной целесообразности, но и по чисто идеологическим мотивам. Вообще представление о том, что приватизация госактивов является некоей панацеей от неэффективного управления и гарантией экономического роста, не очень-то оправдало себя во всем мире, не говоря уже о нашей стране, где уже который год наблюдается явная тенденция сращивания бизнеса с госструктурами.

– Медведев, кроме всего прочего, заявил о намерении правительства в самом скором времени запустить систему постприватизационного мониторинга для контроля за выполнением новыми собственниками своих обязательств. Звучит обнадеживающе?

– Такое намерение, конечно же, можно только приветствовать, оно совершенно понятно, особенно на фоне признанных уже на высшем уровне ошибок первой приватизации 90-х. При этом надо понять, какие конкретно будут поставлены цели мониторинга и по каким параметрам он будет проводиться. Пока что мне сложно прогнозировать, насколько успешно будет работать данная система.

– А достаточно ли у правительства инструментов для того, чтобы отслеживать, насколько добросовестно исполняются взятые новыми собственниками обязательства?

– Я думаю, что законодательная база в России сегодня достаточно сильна для того, чтобы качественно отслеживать добросовестность управления приобретенными госактивами и пресекать злоупотребления. Но главное, на мой взгляд, даже не в этом. Раз уж решение о приватизации принято и от него не отвертеться, то нужно проследить за тем, чтобы с повестки дня не была снята задача повышения эффективности управления оставшимися стратегическими госактивами. Ведь допускается очень опасная подмена понятий: мол, мы не можем качественно управлять госсобственностью и потому продаем ее бизнесу, чтобы он управлял ею должным образом, и потому приватизируем настолько, насколько это возможно. Но, согласно планам новой приватизации, государство все же останется собственником крупных стратегических активов, и вопрос эффективного управления ими остается критически важным.